Ипотечный кризис в США в 2008 году: причины и последствия 2019 год

Ипотечный кризис 2008 года в США – обвал рынка недвижимости вследствие увеличения просрочек и невыплат по высокорискованным ипотечным кредитам. Он сопровождался массовым изъятием недвижимости в пользу банков и кредитных организаций. Этот кризис многие видные экономисты называют «аферой века». Со времен Великой депрессии американские ценные бумаги не обесценивались с такой стремительной скоростью, что привело к сильнейшему падению биржевой активности.

Ипотечный кризис в США привел к массовому банкротству крупнейших мировых инвестиционных банков, страховых компаний. Следовательно, это и стало началом конца неокапиталистической системы мира, которая была сформирована к двадцать первому веку. Последствия этого события не преодолены и до настоящего времени, а Россия и вовсе не может вернуться на докризисные показатели экономического развития. Поэтому справедливо можно отметить тот факт, что ипотечный кризис в США 2008 года завершил эпоху мирового классического капитализма в том виде, в котором он был до этого. Весь мир понял, что банкиры, трейдеры и биржевики без вмешательства государства не способны саморегулироваться.

Если сравнить ипотечный кризис в США 2008 года и Великую депрессию, то можно найти две общие черты между этими двумя потрясениями:

  1. Чрезмерные спекулятивные действия в биржевых и банковских сферах. Фактически получалось то, что весь финансовый сектор обслуживал исключительно игру на бирже, т. е. все участники рынка заинтересованы не в развитии реальных секторов экономики, а в развитии «виртуальных сфер», которые были оторваны от реального положения дел в экономике.
  2. Запоздалая реакция государственных и контролирующих органов на кризисные явления. Существуют теории, что по тем или иным причинам это происходило целенаправленно. Ради личной заинтересованности финансовые регуляторы и контролирующие инстанции закрывали глаза на явные следы нездоровой ситуации на рынке и не предпринимали никаких мер для корректирования экономического курса.

Крупнейший мировой инвестор Уоррен Баффет назвал ипотечный кризис 2008 года в США самым большим спекулятивным рыночным пузырем из когда-либо им виденных. Об этом он заявил в 2011 году во время дачи показаний в Комиссии по расследованию причин кризиса. На вопросы Комиссии он заявлял, что вся Америка и весь мир убедили себя в том, что рост цен на недвижимость будет продолжаться вечно и никогда не будет его падения. Такое состояние эйфории и массового психоза не поддается никакому логическому объяснению. Последний раз крупнейшие мировые банкиры и финансовые магнаты пребывали в таком состоянии во время тюльпаномании в Нидерландах в XVII веке.

Почему одна из самых стабильных, честных и открытых экономик мира превратилась в финансовую пирамиду? Теорий много. Банкиры обвиняют в этом государство, которое не обеспечило регуляторную политику. Государственные чиновники перекладывают вину в искусственном раздувании «пузыря» на трейдеров и брокеров. Возможно, правы и те, и другие, но помимо этих, практически в каждом исследовании про ипотечный кризис упоминаются еще и следующие причины:

  1. Рост внешних инвестиций в американскую экономику.
  2. Изменение в законодательном регулировании банковской системы.

Охарактеризуем подробнее каждый из этих пунктов.

С 2002 по 2005 г. в американскую экономику хлынул огромный поток денег. Он был связан с крупнейшим ценовым бумом на углеводороды. Все экспортеры нефти и газа получили огромные сверхдоходы, которые необходимо было разместить в «тихой гавани» для сохранения. Помимо экспортеров нефти и газа, к подобным целям стремились быстроразвивающиеся страны Азии. В первую очередь Китай.

Рост внешних инвестиций, по мнению многих известных экономистов, и спровоцировал ипотечный кризис. Однако как можно связать эти два явления? Они не поддаются никакому логическому объяснению. Однако видные экономисты США выдвинули две теории:

  1. На конец 2004 года дефицитный баланс США составлял около 6 % ВВП. Из этого следует, что американцы больше потребляли, чем производили. Но и это еще не главное: американцы больше тратили, чем зарабатывали. При огромном денежном притоке из других стран этот баланс приводится в равновесие. Эту теорию поддерживал председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке. Он и вовсе предлагал разбрасывать доллары прямо с вертолета, так как их наблюдалось избыточное количество в американской экономике. Фактически американцы обвинили в раздувании всемирного мирового кризиса не собственных трейдеров, которые искусственно раздули «пузырь», не собственных граждан, которые, не имея достоточно дохода, набирали в ипотеку по несколько дорогостоящих особняков, а третьи страны, которые размещали свои денежные средства в американской экономике.
  2. Вторая теория основана на целенаправленном привлечении иностранного капитала за счет высокого уровня потребления в США. При падении экспорта оно должно удовлетворяться займами у иностранного производителя.

Отличие первой теории от второй заключается лишь в первопричине. Согласно первой, ипотечный кризис спровоцировался в результате массового чрезмерного потребления, которое было вызвано привлечением иностранного капитала. Согласно второй, привлечение инвестиций, наоборот, было вызвано высоким чрезмерным потреблением. Т. е. в любом случае виноваты третьи страны, которые размещали свои денежные резервы в американской экономике. Пока пенсионеры в Нигерии или России жестко ограничивались в доходах в своих странах, в это время миллионы американцев брали в кредит за счет резервов этих самых стран всё, что им вздумается: дорогие машины, бриллианты, коттеджи. При этом у некоторых не было даже стабильной работы.

США имели к середине двухтысячных годов огромные свободные средства. Инвесторов не удовлетворял низкий процент по казначейским облигациям. Нужен был новый товар, который станет намного выгоднее, но в то же время будет надежным. Таким товаром стала недвижимость.

Ипотечный кризис в Америке, возможно, и не случился бы, если бы не вторая причина – изменения законодательства в банковской сфере. Дело в том, что американцы очень хорошо усвоили уроки Великой депрессии. Ее причиной были коммерческие банки, которые использовали деньги вкладчиков для покупки ценных бумаг на бирже. Тогда они все время росли в цене, поэтому банки привлекали все свободные средства для этого. Естественно, когда цены пошли вниз, то образовались «бюджетные дыры». Банки фактически спустили все средства вкладчиков на бирже. Ситуация напоминает современные паевые инвестиционные фонды. Инвесторы вкладывают деньги, зная, что компании будут вкладывать их средства в различные акции. Т. е. инвесторы заранее знают о том, что есть риск потерять все, однако прибыль по таким финансовым операциям выше. Ситуация с депозитами несколько иная: люди открывают их ради сохранения своих средств в ущерб возможной выгоде.

После Черного четверга для предотвращения произвола банкиров осенью 1929 года был принят закон Гласса — Стиголла. Согласно ему произошло четкое разделение банков на коммерческие и инвестиционные. Теперь люди четко знали, что коммерческим банкам запрещена торговля ценными бумагами любым способом. Помимо этого, введено обязательное страхование депозитных вкладов в случае разорения банков. Что-то подобное ввело российское правительство после того, как кризис разразился в нашей стране. Но об этом мы поговорим чуть позже.

Итак, кризис ипотечного кредитования мог бы и не наступить, если бы закон Гласса — Стиголла не решились отменить. Дело в том, что объем свободного капитала на рынке США был огромен. По разным оценкам, он составлял от 50 до 70 трлн долларов. Инвестиционные банки были просто не в состоянии освоить эти суммы, и многие средства оказались в коммерческих банках. Последние были в невыгодном положении: инвестиционные банки извлекали прибыль, вкладывая в ипотечные долговые бумаги, с 1982 года ипотечные займы стали выдавать другие коммерческие организации, которые не имеют статуса федеральных банков.

Коммерческие финансовые учреждения начали лоббировать закон, который получил название Грэмма — Лича — Блайли, или Закон о модернизации. Ограничения коммерческим банкам после Великой депрессии были отменены. Теперь банки имели право на создание коммерческих холдингов, которые одновременно могли вести и коммерческую, и инвестиционную, и страховую деятельность. Т. е. фактически принимать депозиты, вкладывать их в высокорискованные инструменты и при этом сами же себя страховать. Схема, гениальная по своей простоте, открывала полный карт-бланш банкам.

Одно лишь это неминуемо могло привести к разрушительным для мировой экономики последствиям. Но и это еще было не всё: одновременно ограничили права государственных регуляторов и контролирующих органов. Фактически ипотечный кризис 2008 года был предрешен этими действиями, так как в этих условия по теории равновесия Нэша каждый будет извлекать максимальную сиюминутную прибыль, не думая о долгосрочных последствиях.

Разрешение коммерческим банкам вкладывать средства в ипотечные ценные бумаги в совокупности с ограничениями государственных контролирующих организаций — это еще полбеды. Ситуацию усугубила жадность банкиров. Дело в том, что для одобрения ипотеки у заемщика должно было уходить не более 6-8 % от общего дохода на покрытие ипотеки. Согласимся, что процент довольно приемлемый. Особого давления на личный бюджет он не оказывает. Однако проблема для банкиров была в том, что таким условиям соответствуют слишком мало, с их точки зрения, заемщиков. Было решено понизить планку обязательных требований. Такие кредиты получили название субстандартных, т. е. в переводе на нормальный язык нестандартных или ненормальных.

Весь цинизм американских банкиров заключался в том, что вводились несколько видов субстандартных кредитов:

  1. С плавающей процентной ставкой. Он предполагал длительное время уплачивать только основные проценты, а не основную сумму. Подобная схема, к слову сказать, действует в России и сегодня.
  2. Выбор клиентом варианта оплаты. Замысел этого кредита просто поражает изобретательностью: заемщик сам выбирает сумму ежемесячного взноса, а невыплаченные проценты могут прибавляться к основному долгу. Почти 10 процентов всех ипотечных кредитов было заключено таким образом. По этой схеме любой безработный мог оформить себе в ипотеку огромную виллу на берегу моря за несколько миллионов долларов, платя лишь несколько сотен долларов в месяц. И такие случаи не были редкостью.
  3. Возможность погашения большей части долга в конце срока. Естественно, что в конце срока не у всех оказывалась на руках нужная сумма и др.

Только лишь эти три схемы ипотечного кредитования могут повергнуть в шок любого экономиста. Но маховик закрутился, и изобретательность только набирала свои обороты. Апофеозом всей системы стали займы без активов и доходов. Т. е. фактически любому безработному бомжу, техасскому переселенцу, многодетной матери-одиночке, живущей на пособие и еле-еле сводящей концы с концами, могли оформить в ипотеку абсолютно любую недвижимость. Эти кредиты получили название «мусорных», так как сами банки понимали, что никто не будет платить по своим обязательствам, но их заинтересованность была не в отдаче, а в выдаче: на каждый ипотечный кредит продавалась долговая бумага, которая просто сметалась на бирже «голодными инвесторами». Банки, выдававшие кредит, имели прибыль именно с них, а не с возврата ипотек. Чтобы это понять, нужно знать процентную ставку по казначейским облигациям – в среднем 0,5-1 % в год и процентную ставку по кредитам – 3-4 % в год. Следовательно, из ипотеки создавались фактически ценные бумаги – деривативы, которые котировались на рынках. Грандиозную аферу с выдачей «мусорных» кредитов никто даже не мог себе представить.

Это интересно:  Нестандартные бизнес идеи: Топ-10 2019 год

Кульминацией всей этой системы стало поведение биржевых спекулянтов. Деривативы – абсолютно невозвратные ипотечные кредиты, возведенные в ранг ценных бумаг, – показались спекулянтам бесконечным источником прибыли. Получилось так, что деривативы превратились в абсолютно обособленные ценные бумаги, которые начали жить собственной жизнью. Тюльпаномания XVII века в прямом и в переносном смысле этого слова оказалась цветочками по сравнению с аферой 2008 года. В XVII веке на биржах хотя бы торговали цветами, которые все же реальный предмет. Деривативы – это долги, которые никто и никогда не сможет вернуть, но при этом эти долги имеют огромную ценность на биржах. Дальше, как говорится, больше. Под обеспечение деривативов создавались новые ценные бумаги – CDO, под них выпускались новые – CDO на CDO.

Причин, по которым из ипотечных долгов раздули гигантскую по своим масштабам аферу, было несколько:

  1. В ней приняли участия сразу несколько экономических субъектов: коммерческие и инвестиционные банки, биржевые брокеры, крупные хедж-фонды, ведущие рейтинговые агентства, страховые компании. Ранее каждый из них занимался своим делом, и они редко пересекались для подобных целей. Получился некий стереотип взаимной гарантии, но на практике каждый выжимал из этого максимум прибыли, не думая о последствиях.
  2. Ипотечные бумаги превратились в ценные бумаги. Никто не имел опыта работы с ними, не знал о том, каким образом оценивать риски, стратегии и т. д.
  3. Откровенный сговор банков, крупных хедж-фондов и ведущих рейтинговых агентств. Последние, испытывая конкуренцию на рынке, закрывали глаза на всё, лишь бы клиенты не ушли к конкурентами. На практике сработала теория равновесия Нэша, по которой каждая компания, не доверяя честности конкурента, участвовала в сговоре.

Последствия ипотечного кризиса в США были тяжелы. Пострадала вся мировая финансовая система. Человечество за последние четверть века не сомневалось в эффективности капиталистической системы. Многие страны объявили о дефолте, были разорены многие крупнейшие страховые компании и международные банки. Среди них — всемирно известные Lehman Brothers и Bear Stearns. Многие объявили о слиянии. Уменьшились частные накопления и сбережения граждан США. Кризис затронул все сферы экономики США, что повлекло за собой мировой кризис.

Около миллиона американцев были не в состоянии обслуживать кредиты. Они были вынуждены оставить жилье банку. На рынок выбросили огромные фонды недвижимости. Целые улицы и кварталы буквально «вымерли» после кризиса. Около 100 тыс. семей были вынуждены оставить свои дома. Естественно, что цены на недвижимость резко ушли вниз. Далее пострадал строительный сектор экономики, он потянул машиностроение и т. д. Принцип домино распространился на все сферы.

Ипотечный кризис в России в 2008 году стал отголоском вышеперечисленных событий. Конечно, у нас не было таких масштабных последствий, как в США. У нас банки заинтересованы в возврате именно кредита, а не в продаже ценных ипотечных бумаг. Для России губительным оказался демпинг цен на недвижимость, так как свободные инвесторы начали покупать значительно подешевевшее жилье в США. Ипотечный кредит в кризис в России оказался под угрозой потому, что американский кризис ударил больше по финансовому сектору нашей страны, чем по недвижимости.

В нашей стране настоящий ипотечный кризис наступил по причине резкой девальвации национальной валюты в 2014 году. В результате стоимость кредита по валютным ипотекам увеличилась в несколько раз. Фактически за один год заемщики потеряли до 15 лет выплат по ипотеке. И государство не собирается помогать пострадавшим гражданам, так как в свое время оно предупреждало их о том, что брать ипотеку нужно в той валюте, в которой получаешь заработную плату.

Ипотечный кризис в США 2007–2008 гг. – крах рынка недвижимости и связанных с ним производных ценных бумаг. По уровню падения кризис сравнивают с «Великой Депрессией» 30-х годов прошлого века, только финансовое вмешательство и жесткие меры регулирования федеральных властей предотвратило окончательный коллапс банковской системы.

  • спекулятивные действия в банковской и биржевой сферах;
  • запоздалая реакция государственных контролирующих органов на рост кризисных явлений в экономике.

В 2011г. один из крупнейших мировых инвесторов Уоррен Баффет, давая показания в Комиссии по расследованию причин кризиса, заявил, что «это был самый большой спекулятивный рыночный пузырь из когда-либо виденных мною. Вся Америка убедила себя, что рост цен на недвижимость будет продолжаться вечно и падение не произойдет никогда».

Теорий, как и почему рынок недвижимости из «тихой гавани» превратился в источник мошеннических спекуляций, имеется множество, в зависимости от того, кто ее автор: банкиры видят в этом исключительно просчеты регуляторной политики, а государственные чиновники обвиняют частный сектор в раздувании «пузыря» прибыли. Но есть причины ипотечного кризиса в США, упоминаемые практически во всех исследованиях, а именно:

В период с 2002 по 2005 год наблюдалось резкое увеличение иностранных капитальных и оборотных финансовых вливаний, в первую очередь, за счет стран экспортеров нефти и быстроразвивающихся стран Азии, в первую очередь – Китая. Существуют две теории, объясняющие данный факт:

  • На конец 2004 года дефицит платежного баланса США составлял 5,8% ВВП из-за превышения импорта товаров и услуг над экспортом. В этом случае торговый баланс быстрее всего приводится в равновесие именно притоком внешнего капитала. Точку зрения, что именно избыточный мировой капитал спровоцировал ипотечный кризис, как раз и отстаивал тогдашний председатель ФРС Бен Бернанке.
  • Капитал привлекался именно высоким уровнем потребления в США, который при падении экспорта должен удовлетворяться «займами» у иностранного производителя или инвестора.

Вполне логичным выбором в данной ситуации выглядела недвижимость, тем более, что несколько десятилетий одним из основных направлений американской внутренней политики было увеличение количества частных домовладельцев. В 1995 году два крупнейших американских ипотечных агентства Fannie Mae и Freddie Mae получили налоговые льготы с целью стимулирования кредитов для заемщиков с низким уровнем доходов, и рынок к этому моменту уже был готов принять дополнительные финансовые вливания.

Активными участниками постоянного взвинчивания цен на ценные бумаги в период Депрессии были коммерческие банки, использовавшие для этого деньги вкладчиков, что в итоге и привело к биржевому краху «Черного вторника». Для предотвращения подобных ситуаций в будущем осенью 1929 года был принят закон «Гласса-Стигола» четко разделивших банки на коммерческие и инвестиционные. Коммерческим банкам была запрещена торговля ценными бумагами, в том числе через филиалы или дочерние компании, а также введено обязательное страхование депозитных вкладов.

Объем свободного капитала на рынке США был огромен (по разным оценкам от $50 до $70 трлн.), что делало невозможным его размещение между работающими на тот момент инвестиционными банками и их клиентами. Коммерческие банки тоже хотели получить свою долю прибыли, особенно после принятия в 1982 году закона «О паритетном альтернативном кредитовании» (Alternative Mortgage Transaction Parity Act, AMTPA), который разрешил выдачу ипотечных займов кредитным организациям не являющихся федеральными банками.

Многолетняя лоббистская кампания крупнейших банковских игроков привела к закону «Грэмма-Лича-Блайли» или «Закона о модернизации», отменившего ограничения акта «Гласса-Стигола», и таким образом изменила всю банковскую систему. Банки получили возможность создавать финансовые холдинги, которые одновременно могли заниматься коммерческой, инвестиционной и страховой деятельностью. Одновременно были существенно ограничены права государственных регуляторов и контролирующих органов.

Для банковской практики США приемлемым уровнем кредитов с высокой степенью риска традиционно считались 6-8% от общего размера ипотечного портфеля. Но для покрытия начавшегося строительного бума такой процент неблагонадежных заемщиков оказался слишком низким и банки начали постепенное снижение обязательных требований. Такие кредиты получили название субстандартных и было разработано множество их модификаций:

  • с плавающей процентной ставкой (interest-only mortgage) – в течение определенного начального периода действия кредита уплачиваются только проценты, а не основная сумма долга. К началу кризиса более 90% кредитов имели плавающую ставку;
  • выбор клиентом варианта оплаты («payment option» loan) – можно выбрать размер ежемесячного взноса, при этом неуплаченные проценты могли прибавляться к основной сумме кредита. Почти каждый десятый займ в период 2005-2006 года был оформлен подобным образом;
  • возможность погашения большей части долга на момент окончания договора (balloon-payment mortgage) и другие варианты.

Апофеозом борьбы за клиента любой ценой стали кредиты с наличием активов (средств на банковском счете), но без регулярного дохода (income, verified assets, NIVA), и займы вообще без активов и доходов (no income, no assets, NINA).

Банки прекрасно понимали, что вероятность невозврата выданных займов чрезмерно велика, а потому и пытались минимизировать уровень риска. Для этого обычно используется механизм секьютеризации, когда несколько ипотечных кредитов или других финансовых инструментов объединяются в одну производную ценную бумагу (дериватив), которая затем продается стороннему инвестору.

За счет того, что в состав дериватива входит несколько активов с низким уровнем риска, их стоимость никогда не упадет до нуля или можно будет воспользоваться гарантией в случае неисполнения обязательств, как и делали государственные ипотечные агентства в начале 80-х годов прошлого века, когда только разрабатывалась современная модель секьютеризации.

Ипотечные ценные бумаги (Mortgage-Backed Securitie, MBS) и выпущенные на их основе обеспеченные долговые обязательства (Collateralized debt obligations, CDO) имеют самые причудливые формы: пакет рисковых кредитов «разбавляется» небольшим количеством надежных для повышения их рейтинга, производится эмиссия MBS, состоящих только из «токсичных» займов. Появляются синтетические CDO, представляющие собой производный инструмент от другого CDO. Вся эта масса новых бумаг, разобраться в которых простому инвестору практически невозможно, выбрасывается на фондовый рынок для получения дополнительного дохода.

Ипотечный кризис в США никогда бы не смог достичь таких масштабов без поддержки биржевых спекулянтов, увидевших в бумагах MBS и CDO источник, как им казалось, бесконечной прибыли. Закономерный крах спровоцировали следующие три основных фактора:

  • Ипотечные бумаги перестали ассоциироваться с конкретными объектами недвижимости и начали жить своей обособленной «жизнью». Бесконечные эмиссии и появления новых вариантов, таких как «CDO на CDO», только подстегивали трейдеров к продолжению спекуляций, и статистика увеличения фактического числа неплательщиков никого не интересовала.
  • К ипотечным бумагам применялись те же модели прогнозирования и анализа, что и для обычных акций и фьючерсов, хотя это кардинально различные инструменты. Методики биржевой оценки ипотечных рисков еще не были разработаны, бумаги не имели длительного исторического периода, достаточного для тестирования торговых стратегий и гипотез.
  • С целью выжать максимум дохода, банки и крупные хедж-фонды пошли на сговор с ведущими рейтинговыми агентствами Standard&Poor’s и Moody’s, которые как впоследствии выявила Комиссия по расследованию, сознательно завышали инвестиционную привлекательность даже самых «мусорных» облигаций и закладных. Фактически данные агентства вообще не занимались оценкой бумаг – просто ставили на бумаги цену, предложенную эмитентами.
Это интересно:  Взыскание алиментов с осужденного на ребенка 2019 год

Несовершенство текущего законодательства позволило банкам наращивать объем производных бумаг, номинально соблюдая требования к соотношению собственного и заемного капитала. С помощью различных забалансовых схем в хедж-фонды и другие негосударственные кредитные организации были выведены огромные суммы, то есть фактически была создана «теневая» банковская система. Перед тем, как начался ипотечный кризис в США, чистая прибыль финансового сектора составила почти 27% от произведенного ВВП и большая часть этих средств осталась вне баланса. Таким образом, даже процесс поддержания текущей деятельности и ликвидности ведущих банков стал напрямую зависеть от ситуации на рынке недвижимости.

Несмотря на все меры по реструктуризации ипотек неплатежеспособных заемщиков, к середине 2011 года было произведено полное отчуждение свыше миллиона объектов жилой недвижимости при практически полном отсутствии рыночной активности. К 2014 году доля кредитов, по которым не производятся выплаты, снизилась до 8%, но полностью негативные процессы оставить не удается.

  • Из пяти крупнейших ипотечных банков США обанкротились Lehman Brothers (невозможность покрыть кредитные свопы) и Bear Stearns (убытки дочерних хедж-фондов), произвели слияние Merrill Lynch и Bank of America, а Goldman Sachs и Morgan Stanley прекратили инвестиционную деятельность в обмен на поддержку ФРС.
  • Стоимость производственных активов снизилась более чем на 20% за период июнь 2007-ноябрь 2008.
  • Ведущий фондовый индекс S&P500 в ноябре 2008 года упал более чем на 45% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.
  • Рынок недвижимости после исторического максимума 2006 года потерял более $5 трлн. и до настоящего времени не показывает роста;
  • Частные сбережения и пенсионные накопления граждан США уменьшились на $2,5 млрд., а учитывая отчуждение собственности и принудительные взыскания, общая сумма личных потерь почти $8 трлн.;
  • Кризис затронул все секторы экономики особенно автомобильную промышленность и сферу услуг.

Расследование причин ипотечного кризиса 2008 года в США показало, что активные действия государственных органов начались только в сентябре, хотя первые признаки неустойчивости финансовой системы появились уже во второй половине 2007 г. и время для смягчения последствий было упущено. Кроме того, ни одной из финансовых организаций, «стимулирующих» развитие кризиса и спекулирующих на его последствиях, не было преяъявлено ни одного иска об административной или уголовной ответственности.

Выкуп проблемных субстандартных активов у банков и страховых компаний за счет бюджета США был единственным способом быстро поддержать ликвидность и избежать окончательной стагнации экономики и банкротства компании уровня Lehman Brothers. В августе 2008 г. Конгресс принимает «Акт о чрезвычайной экономической стабилизации» (Emergency Economic Stabilization Act of 2008 (EESA) или «План Полсона» по фамилии тогдашнего секретаря Казначейства. Общая сумма вливаний в частный сектор вместе с налоговыми льготами составила $700 млрд., которые не были возвращены. То есть фактически банки покрыли свои рискованные действия за счет средств налогоплательщиков.

Заемщикам был выполнен возврат части уплаченного налога на недвижимость, но это в целом не привело к существенному улучшению ситуации. Кроме того, была реализована государственная программа оказания индивидуальной денежной помощи неплатежеспособным домовладельцам, а также содействия в достижении соглашения с крупнейшими банками и кредитными ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac о введении моратория на отчуждение имущества и увеличению программ рефинансирования.

Совместно с Центробанками ведущих стран Европы и Азии было проведено снижение процентных ставок, что только подтверждает глобальный характер кризиса. Положительный эффект от такого шага оказался минимальным.

Проведена выдача краткосрочных займов по сниженной ставке для банков, подконтрольных ФРС, а также реализован дополнительный (к плану Полсона) выкуп проблемных ипотечных бумаг.

Реализован постоянный контроль гарантийного долларового обеспечения международных валютных свопов банков ЕЦБ, Банков Англии и Швейцарии.

Обеспечена программа предоставления целевых кредитов, в том числе небанковским кредитным организациям, для выпуска ипотечных ценных бумаг с гарантированным залогом (Term Asset-Backed Securities Loan Facility, TALF).

Расходы США на преодоление последствий кризиса на конец 2009-го оценивались в $11 трлн., но примерно 50% из них нужно оценивать не как прямые расходы, а как инвестиции, гарантии по займам, выкуп финансовых активов (ипотечные и коммерческие бумаги с обеспечением залогами), в том числе и для того, чтобы повысить ликвидность рынков.

Эхо кризиса ощущается до сих пор. Крах американского фондового рынка привел к панике среди инвесторов и переориентированию денежных потоков в менее рискованные активы, в частности, сырьевые фьючерсы, давшие начало мирового кризиса продовольствия и росту цен на нефть.

Здравствуйте, дорогие читатели! Вас рад приветствовать Руслан Мифтахов, и сегодня мы рассмотрим одно из самых глобальных экономических событий последнего времени — ипотечный кризис 2008 года в США, последствия которого и сейчас влияют на экономическую обстановку в мире.

Задавались ли вы вообще в чем причина мирового кризиса, который произошел в недалеком 2008 году? Ну кризис и кризис все знают все слышали, а что конкретно и почему он случился, мало кто задумывался или просто не понимал.

Поэтому я решил рассмотреть причины и последствия этого кризиса, чтобы понять: грозит ли России такой же сценарий, в современных условиях подорожания доллара, ведь о проблемах выплаты валютных кредитов в нашей стране слышали практически все.

Основная причина зарождения проблем в сфере ипотечного кредитования в США – снижение цен на недвижимость и безответственный подход к кредитованию ипотек.

Все началось с того, что на протяжении пяти лет до этого события, стоимость недвижимости неуклонно увеличивалась, и ипотечное кредитование стало очень выгодным, что и послужило развитию «нестандартных» кредитов.

«Нестандартные» — это такие кредиты, которые выдаются по упрощенным требованиям к заемщикам, тем самым неся большой риск для кредиторов. При этом их выдавали в основном не банки, а различные ипотечные компании, которые, не имея собственный капитал, брали его через краткосрочные банковские займы, чтобы профинансировать свою деятельность.

Если изначально подобные компании в условиях конкуренции просто снижали ставки, то потом стали еще больше занижать свои требования. И к 2006 году доля таких некачественных кредитов стала равной 20% от всех ипотек.

Это привело к тому, что клиентами американских ипотечных компаний стали в основном недобросовестные, малообеспеченные спекулянты, и когда они перестали отдавать долги, компаниям, чтобы выйти из сложившейся ситуации, пришлось продавать ипотечные закладные инвесторам не только из США, но и по всему миру.

Когда в 2007 году стоимость недвижимости в США резко упала, и стала естественно ниже приобретенных закладных, все инвесторы понесли колоссальные убытки, от чего пострадала экономика многих стран.

Все участники некачественных кредитов, и крупнейшие системообразующие банки США стали банкротами. Несмотря на меры, предпринятые правительством Америки (ипотечные компании были национализированы, ставки по кредитам снизились на 0,5%), просроченная задолженность составила 98 млрд долларов. Это спровоцировало также кризис мировых банков.

Заемщики, которые, из-за подорожания недвижимости на 8-12%, стали неплатежеспособными, должны были оставлять свои дома банкам. И таких семей было около 100 тысяч.

Помимо серьезных трудностей внутри США, кризис оказал влияние на экономику всего мира. Практически все фондовые биржи обвалились. Индекс S&P 500 снизился на 30% (это список крупнейших компаний Америки с наивысшей капитализацией), индекс развитых стран MSCI World упал на 32,3%, а индекс развивающихся рынков – на 40,5%.

Судя по этим данным, фондовые рынки по всему миру пострадали еще больше, чем США. И основная для этого причина – это то, что весь мир привязан к американскому доллару, который является эквивалентом торговли. И если проблемы настигли Америку, то они будут распространяться дальше.

Посмотрите короткое видео, где вкратце рассказывается вся схема финансовых махинаций. К чему это все привело мы все прекрасно знаем.

Если кратко описать состояние экономики США, то его можно сравнить с черной дырой, которой необходимо все больше внешних инвесторов для покрытия своих долгов. С 2005 года величина сбережений американцев отрицательная. Данная страна потребляет около 35% товаров мирового производства, а производит лишь 20%, и внешний федеральный долг увеличивается.

Сейчас занятость в США, за счет переноса рабочих мест в Китай и развивающиеся страны, стремительно снижается. Также на экономику страны очень сильно влияют огромные расходы на различные военные действия, которые способствуют оттоку средств из бюджета.

После кризиса в 2008 году банки изменили свое отношение к ипотекам. Процентные ставки повысили, заемщиков проверяют намного строже, и практически все программы без первоначального взноса отменены.

В 2007 году Квинсу Джону Полсону, уроженцу Нью-Йорка, принес его инвестиционный фонд, который называется Paulson&Co 3,7 млрд. долларов, опередив Д. Сороса, получившего 2,9 млрд.$ и Д. Симонаса – 2,8 млрд. $.

Полсон занял первое место в рейтинге управляющих, составляемом журналом Альфа.

Ранее Полсон был партнером Леона Леви и Дж. Нэша, которые были легендами Уолл Стрит. В 1994 году он открыл свою инвестиционную компанию, дела которой шли не так хорошо – в 2002 году она имела лишь 500 млн.$.

И только в 2007 году объем инвестиций вырос до 28 млрд.$, а информация о большинстве инвесторов скрыта. Вклад инвесторов в успехе Полсона огромный, но и нельзя отнимать его ум, и готовность идти против течения.

Отечественные эксперты американский сценарий считают маловероятным для нашей страны. И на это есть несколько причин:

  1. Ипотечное кредитование для нас является относительно новым продуктом (оно начало развиваться меньше 10 лет назад).
  2. Наши банки обеспечивают кредиты собственными активами, и более тщательно оценивают риски, связанные с невозвратом средств.
  3. Жилье у нас продолжает расти, и компаний, которые могут выдать нестандартные кредиты очень мало.
  4. Центральный банк России следит за развитием ипотечного кредитования, и делает их для банков невыгодными.

Сейчас доля валютных кредитов по ипотеке составляет 3,5%, и этой проблемой заняты наши власти. Поэтому у нас есть надежды решить и эту проблему.

Таким образом, на нашу экономику, как и в целом на мировую, сильное влияние оказывала и оказывает Америка, ипотечный кризис в которой затронул весь мир.

Но он научил многие финансовые учреждения подходить ответственно к вопросам кредитования, инвестирования, и к экономическим факторам в целом. И учитывая обстановку в России, мы можем быть спокойны – у нас такой кризис не произойдет.

Это интересно:  Бесплатные катки в Москве крытые и открытые. Катки с искусственным льдом в Москве бесплатно 2019 год

Кстати, говоря есть фильм по этой теме, если не смотрели посмотрите, называется «Игра на понижение».

На этом мы подошли к концу сегодняшней темы, которая, надеюсь, была вам интересна! Мы очень старались, и будем рассчитывать на ваши положительные оценки и комментарии!

Есть отличный фильм про ипотечный кризис, он называется «Игра на понижение». Фильм просто замечательный, вот только простому обывателю он нихрена понятен с первого раза не будет. Если кто-то еще не смотрел, то прочитайте пост и бегом смотрите фильм, вам понравится.

Итак, начнем. Представьте себе, что вы инвестор. У вас есть огромное количество денег, но вы, как и любой человек в силу своей природы, хотите ещё больше денег. И это нормально, я вас понимаю. На вашем месте я бы наверное тоже хотел, чего уж там.

Куда же вложить деньги? Можно покупать гос.облигации, но процент по ним слишком мал для вас и много прибыли из этой затеи вы не получите.

Кроме вас на рынке есть обычные семьи, которые хотели бы иметь свою жилую площадь, но в силу многих обстоятельств, (просто нет достаточного количества денег), у них ее нет.

Ещё есть такая штука в США как ФРС.
Федеральная резервная система. Если говорить совсем поверхностно, то ФРС — это аналог нашего центробанка, он под определенный процент, выдает коммерческим банкам кредиты, а те, в свою очередь, выдают кредиты под чуть больший процент населению.

Ещё не забыли про семью, которая очень сильно хочет свое жилье? Эта семья идёт в коммерческий банк и берет там ипотеку под залог дома, который собираются купить. Т.е. если вдруг семья перестанет выплачивать ипотеку, то недвижимость перейдет в собственность к банку. Хотя наша семья сознательная, она вовремя погашает кредит. А даже если вдруг и перестанет, то банку не страшно, ведь он без проблем сможет перепродать дом, да и цены на недвижимость одни из самых стабильных, переживать совершенно не о чем.

Вы ещё помните, что вы инвестор с огромной кучей денег? Конечно помните, как же такое забыть. В один день к вам в голову приходит отличная идея. Вы берете телефон, набираете номер коммерческого банка, и говорите ему, что вы хотите купить все долговые обязательства семей, которые взяли у них ипотеку. Банк недолго чешет репу и соглашается. Теперь вы собственник всех долговых обязательств. А деньги, которые платят семьи взявшие ипотеку идут уже в карман не коммерческому банку, а вам.

Важно заметить, что кредитный рычаг позволяет вам скупить ну очень много долговых обязательств. О, погодите, я кажется понял, о чем вы подумали. Что же нахрен такое этот кредитный рычаг?

Кредитный рычаг — это заем средств для увеличения выгодности сделки.

Вот пример, как с помощью кредитного рычага можно поднять много денег.

В обычной сделке компания с $10,000 покупает пирожков на $10,000 и продает за $11,000. Прибыль $1,000. Не так уж и плохо. Но, с использованием рычага, компания с $10,000 идет в банк и занимает $990,000. А потом покупает пирожков на сумму $1млн. Затем, компания продает пирожки уже на $1.1млн. Теперь у компании $1.1млн., из которых $990,000 она возвращает банку. И еще 10 тыс. сверху как процент.

После всего, на руках у компании $100,000, из которых $10,000 у компании было первоначально. Итого прибыль $90,000 в 90 раз больше, чем в первом случае. Отличная сделка, правда?

В случае с покупкой инвестором долговых обязательств работала эта же схема. Инвесторы заняли хренову кучу денег у ФРС и купили на них ипотечные обязательства.

Мы уже почти подходим к самой сути, не переживайте. Наверняка ваш следующий вопрос — зачем же вам, как инвестору, так много этих долговых обязательств.

Вы берете и складывайте все эти обязательства в коробку. Затем вы делите эту коробку на три части — безопасную, нормальную и рискованную. После этого, вы соединяете эти части обратно и называете их облигациями, обеспеченными долговыми обязательствами.

Эти облигации работают, как каскад из трех ванночек. На верхнюю ванночку, называемую безрисковой, льется денежный поток, наполняет ее и переливается дальше на нормальную. А затем уже на рисковую. Да, льют этот финансовый поток те семьи, которые платят за ипотеку. Если же кто-то из них испытывает проблемы с деньгами и не может платить за кредит – поток ослабевает, и ванночка рискованных облигаций может не заполниться.

Поэтому за покупку рисковых облигаций и предусмотрен бонус: более высокая процентная ставка. Обычно она составляет где-то 10% для рисковых, 4% для безрисковых, 7% для нормальных.

Теперь вы идете к рейтинговым агентствам, которые ставят облигациям соответствующую пометку, подкрепленную своим авторитетом. Рейтинг ААА значит, что облигация безопасна настолько, насколько это возможно. BBB тоже очень неплохо. Ну а нижний слой, это нижний слой. В общем, для нас этот рейтинг скорее для наглядности. В фильме эти буквы часто всплывают как рейтинг для этих облигаций, поэтому просто учтите.

Все, что дальше — это дело техники. Вы пачками продаете эти облигации зарабатывая тонны денег. Обязательно вы отдаете долю ФРС у которой занимали для кредитного рычага.

Итак, друзья, что бы вы делали на месте инвесторов дальше? Вы бы брали ещё больше кредитов у ФРС и выкупали бы ещё больше долговых обязательств. А потом зарабатывали бы на продаже облигаций, которые бы обеспечивались этими долговыми обязательствами. В общем, они так и сделали.

В один день, когда вы захотели купить ещё обязательств, коммерческий банк вам отказал. Просто потому что все, кто могли взять ипотеку ее уже взяли, так что новых долговых обязательств больше нет. Тогда вы говорите банку любым способом достать ещё клиентов, потому что такая вкусная кормушка должна процветать дальше. Банк немного думает и соглашается. Он начинает выдавать субстандартные кредиты. Это такие кредиты, для которых не нужны первоначальные взносы, не нужно подтверждать свой доход, да и вообще никаких документов толком не нужно. Не, ну а чё, банку-то все равно, один черт он продаст все эти долговые обязательства нам, а там вот пусть мы и разбираемся. Нас тоже особо не парит, перестанут платить ипотеку — мы продадим недвижимость и это все покроет. Ведь недвижимость если и не растет в цене 24/7, то как минимум всегда стабильна. Жмем друг другу лапы и расходимся.

Тут нужно немного отойти от темы и восхитится всей изюминкой. Представьте, вот, например, завод, который стоит миллион долларов. Миллион этот, физически заключающийся в реальных сооружениях, реальном оборудовании, реальных складских запасах и т.п., с финансовой точки зрения оформлен как некое количество акций, обращающихся на свободном рынке.

Часть этих акций покупает некий фонд, наряду с другими акциями других реальных заводов. А другую часть – другой фонд. Пока всё в порядке: сколько акций, столько и реальных физических активов, в них содержащихся.

Но потом этот фонд сам выпускает акции – а как же, у него тоже есть активы – эти самые акции. А кто-то ещё покупает акции этого фонда и ещё многих других, а потом… и так далее. И получается, что разных бумажек, обозначающих деньги и приносящих доход, во много раз больше, чем реальных физических активов в этом мире.

Не спешите перечитывать, чтоб понять, что вы только что прочитали. Главное — отложите в голове, что вы можете выпускать ценные бумаги под залог других ценных бумаг.

Это круче любого МММ. Это самая настоящая пирамида. Все ещё помните про ваш портфель с облигациями трёх типов по риску? Уже догадываетесь? Нет? В общем, самые догадливые уже поняли, что кто-то придумал под залог этих портфелей выпускать точно такие же. А под залог этих выпускать снова такие же.

Уже пахнет горячим, правда? Сейчас расскажу, что было дальше.

Естественно, субстандартные ипотеки никто не выплачивал, их выдавали изначально безработным людям. В ваши ванночки стал поступать менее напористый поток денег. Сначала вы особо не парились, просто стали продавать недвижимость, которая переходила вам в собственность из-за неуплаты людьми ипотеки. Но со временем, количество людей, которые не платили ипотеку становилось все больше. Домов стало слишком много, а продавать эти дома было уже некому.

Теперь вспоминаем обществознание. Что происходит, когда предложения много, а спроса мало? Ответ простейший — цена падает.

Представляете кипишь, который начался? Цена на недвижимость стала падать. В конце концов она стала ну очень маленькой, все потому что у вас знатно пригорало и вам нужно было погашать хоть что-то.

Теперь вернёмся к семьям, которые брали не субстандартные кредит, а нормальный, с подтверждением дохода и первоначальным взносом. Эти люди раньше стабильно платили ипотеку. Допустим, они взяли ее на 400 тысяч долларов. И тут они узнают, что соседний с ними дом сейчас продают за 100 тысяч. Что они станут делать? Пошлют банк в пешее эротическое путешествие. Они перестанут платить ипотеку и купят такой же дом за 100 тысяч.

Представляете что стало с вашим денежным потоком? Вся финансовая система оказывается замороженной, и над ней сгущаются сумерки. Начинается волна банкротств.

Добро пожаловать в финансовый кризис:)

P.S. Ниже добавлю картинку для ясности, думаю, что она поможет понять некоторые моменты. Инвестором я вас обзывал все это время больше для ясности, чем за дело. На самом деле гораздо правильнее сказать, что это были инвестиционные банки, но думаю, что важнее то, что вы все поняли, так что вы простите мне изрядные упрощения.

Если будет интересно, могу рассказать про что нибудь ещё. Учусь на экономиста все таки.

Статья написана по материалам сайтов: businessman.ru, moneymakerfactory.ru, ruslantrader.ru, pikabu.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий