+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Юридическая фикция и презумпция: что это такое? 2019 год

AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.>Cайт JURKOM74.RU использует файлы cookie и схожие технологии для удобства пользователей, а также предоставления персонализированной информации (в т.ч. рекламной). При использовании данного сайта вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением и Соглашением об использовании файлов cookie. AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»> Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

Правовые презумпции и аксиомы — не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики. Будучи продуктом опыта, они играют важную регулятивно-организующую роль в сфере правотворчества, правоприменения, судебной, прокурорской и следственной деятельности, оказывают влияние на становление и развитие правосознания, упрочение законности.

Область их применения обширна. В сущности, это тоже социальные регуляторы, но весьма своеобразные. Как приемы правового регулирования они оказываются полезными и необходимыми при возникновении различных «нестандартных ситуаций». Но ими пользуются и при обычном, нормальном функционировании правовой системы.

Правовые аксиомы — самоочевидные истины, не требующие доказательств. Их значение в том, что они отражают уже установленные и достоверные знания. Это «простейшие юридические суждения эмпирического уровня, сложившиеся в результате многовекового опыта социальных отношений и взаимодействия человека с окружающей средой» (Г.Н. Манов).

Наука опирается на них как на исходные, проверенные жизнью данные. В общей теории права аксиоматических положений много:

    1. кто живет по закону, тот никому не вредит;
    2. нельзя быть судьей в своем собственном деле;
    3. что не запрещено, то разрешено;
    4. всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого;
    5. люди рождаются свободными и равными в правах;
    6. закон обратной силы не имеет;
    7. несправедливо наказывать дважды за одно и то же правонарушение;
    8. да будет выслушана вторая сторона;
    9. гнев не оправдывает правонарушения;
    10. один свидетель — не свидетель;
    11. если обвинение не доказано, обвиняемый оправдан;
    12. показания взвешивают, а не считают;
    13. тот, кто щадит виновного, наказывает невиновных;
    14. правосудие укрепляет государство;
    15. власть существует только для добра и др.

Все эти аксиомы играют важную регулятивную, прикладную и познавательную роль.

Правовые презумпции — закрепленные в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов. Эти предположения основаны на связи с реально происходящими процессами и подтверждены предшествующим опытом (В.К. Бабаев).

Презумпция означает предположение о существовании (или наступлении) каких-либо фактов, событий, обстоятельств. В основе презумпции — повторяемость жизненных ситуаций. Раз нечто систематически происходит, то можно предположить, что при аналогичных условиях оно повторилось или повторяется и на этот раз. Такой вывод не достоверный, а вероятный. Следовательно, презумпции носят предположительный, прогностический характер. Тем не менее они служат важным дополнительным инструментом познания окружающей действительности. Презумпции выступают в качестве средства, помогающего установлению истины. В этом их научная и практическая ценность.

    1. разновидность общих презумпций;
    2. прямо или косвенно отражаются в нормативных актах, ;
    3. обусловлены потребностями юридического опосредования общественных отношений;
    4. действуют только в правовой сфере.
    • знания закона (правознакомства);
    • невиновности;
    • справедливости закона;
    • истинности и обоснованности приговора;
    • ответственности родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми;
    • предположения о том, что фактический владелец вещи является ее собственником, что принадлежность следует за главной вещью;
    • позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится;
    • никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам;
    • специальный закон отменяет действие общего;
    • к невозможному не обязывают;
    • кто не отрицает, признает;
    • не все, что законно, то нравственно, и др.

Презумпция знания закона (правознакомства) . Априори предполагается, что каждый член общества знает (или по крайней мере должен знать) законы своей страны. Незнание закона не освобождает никого от ответственности за его нарушение. Во всех правовых системах исходят из того, что гражданин не может в качестве оправдания ссылаться на свою юридическую неосведомленность — это не будет принято во внимание, хотя заведомо ясно, что ни один человек не в состоянии познать все действующие в данном обществе правовые нормы и акты. Однако иная посылка была бы здесь крайне опасной. При этом само собой разумеется, что законы должны быть официально опубликованы, чтобы граждане имели объективную возможность с ними знакомиться и соотносить свое поведение с их требованиями. Институт промульгации (публичное объявление, доведение до всеобщего сведения) закреплен в Конституции РФ (ч. 3 ст. 15).

Презумпция невиновности , согласно которой каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не виновным, пока не будет в установленном порядке доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, кто обвиняет, а не на самом обвиняемом. Данное положение закреплено в международных пактах о правах человека, получило отражение в Конституции РФ (ст. 49).

Любая презумпция принимается за истину, она действует до тех пор, пока не доказано обратное.

От презумпций необходимо отличать версии и гипотезы, которые тоже представляют собой предположения.

Версия — это одно из нескольких предположений, касающихся фактов и обстоятельств конкретного дела. Сфера действия версии ограничена рамками расследуемого преступления. Правда, в общественно-политическом лексиконе слово «версия» нередко употребляется и в более широком смысле.

Гипотеза есть предположение, выдвигаемое в процессе исследования какого-либо явления и требующее теоретического обоснования и проверки практикой. Если презумпция, аккумулируя в себе предшествующий опыт, постоянно находит жизненное подтверждение своей правильности (что, конечно, не исключает случаев несоответствия отдельным ситуациям), то гипотеза с самого начала базируется на строго научных положениях, которые не должны противоречить истинным знаниям в данной области.

Фикция в переводе с латыни — выдумка, вымысел, нечто реально не существующее.

В юриспруденции юридическая фикция — это особый прием, который заключается в том, что действительность подводится под некую формулу, ей не соответствующую или даже вообще ничего общего с ней не имеющую, чтобы затем из этой формулы сделать определенные выводы.

Это необходимо для некоторых практических нужд, поэтому фикции закрепляются в праве. Фикция противостоит истине, но принимается за истину. Фикция никому не вредит. Напротив, она полезна.

Один из видных юристов прошлого, Р. Иеринг, охарактеризовал фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью. технический обман». Фикции широко использовались еще римскими юристами.

В качестве типичного примера фикции из российского законодательства обычно приводится положение о признании лица безвестно отсутствующим , которое гласит:

«Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года» ( ст. 42 ГК РФ).

Аналогичную ситуацию имеет в виду ст. 45 ГК РФ (объявление гражданина умершим).

З.М. Черниловский отмечает, что смысл юридических фикций выражается вводными словами: «как бы», «как если бы», «допустим». Он приводит любопытный пример взаимосвязи фикции и презумпции из французского права, которое предусматривает, что в случае одновременной гибели мужа и жены в результате авиационной или автомобильной катастрофы муж считается умершим первым, его имущество переходит к жене, а от нее — к ее родственникам. Основанная на медицинской статистике презумпция большей живучести женщин превращается в данном случае в юридическую.

Юридические конструкции — один из сложных приемов правотворческой техники.

Юридическая конструкция — это создаваемая с помощью абстрактного мышления модель общественного отношения (его типовая схема), элементы которой жестко увязаны между собой.

Это умозрительные построения, выработанные юридической наукой на основе использования и организации тех или иных элементов прав или обязанностей. В правотворческой технике они используются для облегчения исследования и анализа явлений права.

    • сведение воедино нормативных положений и основных решений, связанных с тем или иным конкретным вопросом, областью деятельности или правовой проблемой.

Юридические конструкции представляют собой один из важнейших элементов правотворческой техники права:

    1. являются способом упорядочения общественных отношений и придания им при анализе точности и четкости;
    2. дают возможность теоретически осмыслить массу феноменов в целях последующего их распределения в законах в соответствии с четко сформулированными идеями;
    3. позволяют идентифицировать и классифицировать юридические явления путем определения их так называемой юридической природы.
    • Если в понятии и дефиниции, которая его разъясняет, объединяются однородные явления, предметы, действия, их результаты и т.д. по многим присущим им существенным признакам (например, депутаты — это выборные представители народа от разных избирательных округов), то в конструкции предметом обобщения являются разнородные явления (кража, бандитизм, получение взятки, изнасилование и т.п.). Отсюда следует, что выделить общие признаки у этих ситуаций не представляется возможным.
    • Юридические конструкции — это обобщения различных сложных явлений, элементов юридической деятельности не по признакам, а по их внутренней структуре или строению (например, структура правоотношения, структура иска).
    • В отличие от понятия, которое тоже есть результат обобщения, юридическая конструкция — обобщение более глубокое (в юридической конструкции, помимо элементов, ее составляющих, находят отражение связи между этими элементами различных явлений юридических фактов или общественных отношений).
    • В юридической конструкции находят отражение не любые связи, а лишь типичные, т.е. всегда имеющие место, если речь идет об аналогичных юридических фактах, правовых ситуациях, общественных отношениях.
    • Характер связей между элементами общественного отношения, явлениями всегда жесткий; отсутствие хотя бы одного элемента приводит к разрушению конструкции в целом.

Непременным атрибутом юридической конструкции является наличие в ней разнородных элементов (частей). Содержание каждой конструкции состоит из набора таких элементов, свойственного только данному отражаемому в ней виду общественных отношений.

Конструкция договора, например, состоит из следующих элементов:

    1. стороны договора;
    2. предмет договора;
    3. права и обязанности сторон;
    4. санкции за невыполнение обязательств.

Если мы в нормативном акте не отразим один из этих элементов договорных отношений (допустим, санкции), конструкция не будет иметь правового характера.

Правомерно поступают многие люди (учатся, трудятся, женятся, воспитывают детей, приобретают имущество и т.п.), но независимо от того, в чем выражается их правомерное поведение, мы всегда можем определить, кто поступает в соответствии с нормами права (т.е. субъект), какую выгоду он извлекает из своего поведения (т.е. объект), в каких действиях выражается правомерное поведение (т.е. объективная сторона) и присутствует ли при этом осознание своего поведения как полезного, нужного (т.е. субъективная сторона). Все это вместе составляет конструкцию правомерного поведения.

Это интересно:  Ст 343 ТК РФ 2019 год

Если в дефиниции отражаются общие признаки однородных явлений, предметов, действий и т.д., т.е. их существенные свойства, то в юридической конструкции, помимо элементов, ее составляющих, находят отражение связи между этими элементами различных явлений юридических фактов или общественных отношений. Так, в юридической конструкции «необходимая оборона» нужно установить связь между защитой личности и прав обороняющегося от опасного для жизни насилия и причинением вреда посягающему (ст. 37 УК РФ).

Характер связей между элементами общественного отношения, явлениями всегда жесткий; отсутствие хотя бы одного элемента приводит к разрушению конструкции в целом.

Юридическая конструкция «субъективное право» состоит из следующих элементов:

    • право на активные действия;
    • право требования;
    • право притязания.

Если убрать право притязания, субъективное право станет незащищенным. Если в этой конструкции лишить субъекта права на активные действия, субъективное право станет фикцией. Если удалить из конструкции субъективного права второе звено (право требования), реализация интереса управомоченного лица ставится под угрозу.

Таким образом, обозначенные пять признаков свидетельствуют о том, что любая юридическая конструкция есть не что иное, как системно-структурное построение правового материала на основе обобщений, присущих сходным ситуациям, действиям, поведению, или, иначе, — она есть их модель (образец, стандарт).

    1. общие юридические конструкции, которые используются во всех отраслях права (например, субъективного права, юридической обязанности, законодательства);
    2. конструкции прямой демократии, представительной демократии, легитимности, гражданства, федерализма и др. (конституционное право);
    3. конструкция общего интереса, породившая понятие публичной власти (административное право). Здесь приходится оперировать конструкциями административных актов, консультативных заключений, государственных служащих, мер по поддержанию общественного порядка, предоставления общественных услуг и проч.;
    4. конструкции бюджетного финансирования государственных органов, прямые налоги, косвенные налоги, налоговые сборы, пошлины и др. (финансовое право);
    5. конструкция собственности (гражданское право).

Другие конструкции имеют характер дополняющих, т.е. развиваются как ответвления от одной базовой концепции. Таковыми являются конструкции

    • государственной, муниципальной, совместной, интеллектуальной собственности;
    • договора (купли-продажи, аренды и др.);
    • злоупотребления правами;
    • движимое имущество, недвижимое имущество;
    • вещные права, личные права, интеллектуальные права;
    • взаимозаменяемые вещи, незаменяемые вещи;
    • возмещение вреда, и проч.;
    • конструкции обществ с ограниченной ответственностью, акционерных обществ, акций, облигаций и проч. (предпринимательское право);
    • конструкции коллективного договора, трудового контракта, приема на работу, увольнения и проч. (трудовое право);
    • конструкции состава преступления; должностные преступления, военные преступления, экономические преступления, алиби, смягчающие обстоятельства, отягчающие обстоятельства, крайняя необходимость, необходимая оборона (уголовное право);
    • конструкции признания государства, международного соглашения, международного обычая, нейтралитета, состояния войны и др. (международное право).

Если задаться целью, можно дать полный список существующих юридических конструкций, но только на определенный период времени, ибо право постоянно развивается и количество юридических конструкций не остается неизменным. На взгляд непосвященного в тонкости права человека любая юридическая конструкция — это тайна за семью печатями. Однако изучение различных отраслей права помогает со временем воспринимать эти категории как нечто несложное и вполне доступное.

    1. становятся возможны типизация ситуаций, требующих правового регулирования, и создание новых юридических конструкций как способа реализации интеллектуальных возможностей человечества, в частности возможности производить обобщения;
    2. позволяют осуществить законодательную экономию за счет повышения степени абстрактности права; облегчают восприятие и изучение всего многообразия явлений права, так как упрощают все это множество частных случаев юридической практики;
    3. юридические конструкции способствуют концентрированному выражению содержания права (созданная модель — это своего рода лекало, она позволяет сразу урегулировать целый ряд жизненных ситуаций);
    4. выполняют функцию классификации при регламентации различных юридических ситуаций и проявлений права в жизни общества. В целом они являются факторами точности и четкости при регулировании юридических феноменов;
    5. оказывают благотворное влияние на правоприменительную деятельность, повышая ее производительность. Исследование юридического дела по заранее определённым позициям (элементам юридической конструкции) гораздо быстрее приведет к искомому результату.

Таким образом, презумпции, фикции, аксиомы как бы дополняют собой классические правовые нормы и служат важным подспорьем в регулировании сложных взаимоотношений между людьми. Как мы видели, именно они помогают выходить из наиболее затруднительных ситуаций и коллизий.

Фикция это вымысел. В юриспруденции это один из приёмов.

Юридическая фикция – это искусственно сознанный юридический факт. Мейер в курсе гражданского права, характеризовал фикцию как грубую ложь.

Виды юридических фикций:

1. Юридические фикции приравнивающие явления, которые в действительности различны. Во-первых, приравниваться могут объекты права (движимое имущество по своему характеру приравнивается к недвижимому, например, космический корабль приравнен к недвижимому, безналичные денежные средства могут приравниваться к наличным деньгам), во-вторых, приравниваться могут субъектов права (например, индивидуальные предприниматели приравниваются к коммерческим организациям), в-третьих, могут приравниваться юридические факты (например, передача коносамента приравнивается к передачи вещи, хотя физической передачи вещи нет), в-четвёртых, приравниваться могут акты, документы (например, выданная определёнными лицами доверенность приравнивается к нотариальной), в-пятых, приравниваться могут правовые режимы (например, договор дарения, который предусматривает передачу дара после смерти дарителя приравнивается к завещанию). Юридические фикции здесь создаются с целью добиться экономии нормативно-правового материала, что бы законодателю не повторять одни и те же правила много раз.

2. Фикции признающие реально несуществующие обстоятельства или отрицающие существующие обстоятельства.

В рамках этой группы можно выделить:

· Положительные юридические фикции – фикции признающие несуществующие обстоят существующие. Например, если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление этого условия было невыгодно, то условие считается наступившим.

· Отрицательные фикции – фикции, которые отрицают существующие факты. Например, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление этого условия было выгодно, то условие считается не наступившим.

3. Этот вид фикций используется при определении сроков в гражданском праве:

· Фикции опережающие имеют место тогда, когда норма признаёт существование обстоятельства до того, как они реально стали существовать, до того, как они наступили. Например, если окончание срока исчисляется месяцами приходится на тот месяц в кот такого числа нет, то окончание срока приходится на последний день месяца.

· Фикции запаздывающие имеют место тогда, когда норма права признаёт, что обстоятельство наступило позже, чем это было в действительности. Например, если последний день срока приходится на нерабочий день, то окончание срока приходится на последующий рабочий день.

Юридическая фикция – технико-юридический приём, который заключается, во-первых, в приравнивании различных явлений, во-вторых, в искусственном создании юридических фактов, что включает в себя, во-первых, признание существующего факта несуществующим, во-вторых, признание несуществующего факта существующим.

Фикции нужны для стабильности гражданского оборота. Юридическая презумпция не юридический факт, в отличие от фикции.

Юридическая презумпция – это предположение о наличии или отсутствии юридического факта, которое освобождает сторону от его (факта) доказывания.

Смысл презумпции процессуальный: правило по распределению обязанностей по доказыванию.

Юридическая презумпция является способом установления юридически значимых обстоятельств при невозможности их достоверного установления. Обстоятельства, которые предполагаются фикцией, могут вообще не существовать, а когда мы говорим о презумпции, то вероятнее всего, эти обстоятельства есть или их нет (вероятностное предположение). Презумпции это всегда в большей или меньшей степени вероятной предположение, а фикция не имеет никакой вероятности.

Виды юридических презумпций:

1. По форме закреплённые в нормах права

1) Прямые презумпции – это презумпции в явном и полном виде сформулированные в нормах права. Презумпция отцовства, презумпция невиновности.

2) Косвенные презумпции – это презумпции, которые непосредственно в норме права не сформулированы, но они выводятся путём толкования из некой совокупности положений законодательства. Например, презумпция правомерности вступления в сделку, в решениях Конституционного Суда (например, презумпция добросовестности налогоплательщика, презумпция конституционности федерального законодательства). Здесь возникает очень сложна проблема, а именно проблема разграничения косвенной презумпции и юридического принципа, которые не всегда указаны в законодательстве, как правило, выводятся путём толкования. Некоторые авторы вообще отрицают косвенную презумпцию.

2. По возможности опровержения:

1) Опровержимые презумпции представляют собой такие предположения, в отношении которых закон предусматривает возможность их опровержения, то есть в самой норме указывается возможность опровержения такой презумпции. Например, презумпция невиновности, хотя далеко не все с этим согласны, эта презумпция имеет процессуальный характер, это означает, презумпция – способ распределения доказывания в процессе, в соответствии с этой презумпции лицо не обязано доказывать свою невиновность, вина может быть доказана, но презумпция указывает, что бремя доказывания не лежит на подсудимом, ни в какой момент на подсудимого не возлагается обязанность доказывать свою виновность или невиновность.

2) Неопровержимые презумпции представляют собой предположения, которые законом (нормой права) не допускается. Иоффе, Сергеев отрицали существование таких презумпций, они считали, что если мы признаём такие презумпции, то возникает проблема их разграничение презумпции с юридическими принципами и юридическими фикциями. Считается, что наше законодательство не знает таких презумпций. В качестве примера неопровержимой презумпции можно привести презумпцию недееспособности малолетних, которая существует в английском праве, однако опять-таки большинство авторов склонны рассматривать такую презумпцию как правовой принцип. Смысл презумпции, по мнению авторов, которые не признают таких презумпций, может быть опровергнут, в отличии от правовых принципов.

3. Проводя такое разграничение нужно подчеркнуть, что многие авторы считают, что все презумпции имеют процессуальное значение, так как это распределение обязанностей по доказыванию, так как она распределяет, на ком лежит обязанность доказывания:

1) Материально правовые презумпции являются основанием для разрешения делу по существу, как пример презумпция отцовства.

2) Процессуально правовые презумпции регламентируют процесс доказывания. Она представляет собой основание исключающий представление доказательств для вынесения судебного решения или процессуальная презумпция указывает на субъекта процесса, на которого возлагается бремя доказывания. Тимошина согласна с тем, что все презумпции имеют процессуальный смысл, потому что в рамках материального права неопределённость резюмируемого факта не может быть устранена, а возможно это только в рамках процесса, только с помощью доказывания.

4. Выделяются по аналогии с положительными и отрицательными юридическими фактами и фикциями:

1) Положительные презумпции – это предположение о наличии юридического факта.

2) Отрицательные презумпции – предположение об отсутствии юридического факта. Если лицо состоит в браке, то резюмируется отсутствие второго зарегистрированного брака.

5. По степени общности выделяют:

1) Общеправовые презумпции – значимые для всех отраслей права. Например, знание закона

2) Межотраслевые презумпции (презумпции в частном праве и публичном праве). В частном праве презумпция вины, а в публичном праве презумпция невиновности.

3) Отраслевые презумпции – презумпции, которые имеют значение только для данной конкретной отрасли права. Например, презумпция отцовства, имеет значение только в определённой отрасли права, а именно для семейного права.

Это интересно:  Как зарегистрировать ИП в Москве: пошаговая инструкция 2019 год

Проблема разграничение юридической презумпций и юридической фикции

Отличие презумпции является её вероятность от высокой до крайне низкой, но это всегда вероятность. Даже малая часть фактов, которые охватываются презумпцией, отражает факты жизни, она соотносится с реальной действительностью, но ни один факт охваченный фикцией не соответствует реальной действительности, но, тем не менее, имеет юридическое значение. Фикция изначально не соответствует действительности. Все презумпции по степени вероятности не одинаковые. Английские юристы в начале XX века исходили то ли из презумпции, то ли из фикции, что каждый англичанин присутствует в Парламенте в лице своего представителя, исходя из этой презумпции они делали вывод, что законы не надо публиковать, так как они известны всему государству (всем гражданам на всей территории государства) с момента подписания и санкционирования их монархом. В основе презумпции лежит неполная индукция, с другой стороны индукция другой не бывает.

Кроме правил построения и оформления правовых актов к содержанию понятия юридическая техника относят и такую категорию, как приемы и средства формулирования норм права. Такими средствами являются: использование юридических конструкций, правовые дефиниции, классификации, оговорки, примечания, отсылки, правовые символы, правовые аксиомы и презумпции, а также юридические фикции и преюдиции Правовые презумпции и аксиомы — не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики. Будучи продуктом опыта, они играют важную регулятивно-организующую роль в сфере правотворчества, правоприменения, судебной, прокурорской и следственной деятельности, оказывают влияние на становление и развитие правосознания, упрочение законности.

Область их применения обширна. В сущности, это тоже социальные регуляторы, но весьма своеобразные. Как приемы правового регулирования они оказываются полезными и необходимыми при возникновении различных «нестандартных ситуаций». Но ими пользуются и при обычном, нормальном функционировании правовой системы.

Природа этих явлений изучена недостаточно полно. В учебной литературе они, как правило, не освещаются, в программах не значатся. Им не находится места в общей классификации социальных норм, в том числе среди правовых (в качестве самостоятельных). Между тем знания о них важны для профессиональной подготовки юристов.

Презумпция означает предположение о существовании (или наступлении) каких-либо фактов, событий, обстоятельств. В основе презумпции — повторяемость жизненных ситуаций. Раз нечто систематически происходит, то можно предположить, что при аналогичных условиях оно повторилось или повторяется и на этот раз. Такой вывод не достоверный, а вероятный. Следовательно, презумпции носят предположительный, прогностический характер. Тем не менее они служат важным дополнительным инструментом познания окружающей действительности. Презумпции выступают в качестве средства, помогающего установлению истины. В этом их научная и практическая ценность.

Правовые презумпции определяются в литературе как закрепленные в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов. Эти предположения основаны на связи с реально происходящими процессами и подтверждены предшествующим опытом (В.К. Бабаев).

Правовые презумпции — разновидности общих презумпций. Особенность первых, как это вытекает из приведенного определения, состоит в том, что они прямо или косвенно отражаются в нормативных актах, обусловлены потребностями юридического опосредования общественных отношений и действуют только в правовой сфере.

Наиболее характерные презумпции:

Презумпция знания закона (правознакомства). Априори предполагается, что каждый член общества знает (или по крайней мере должен знать) законы своей страны. Незнание закона не освобождает никого от ответственности за его нарушение. Во всех правовых системах исходят из того, что гражданин не может в качестве оправдания ссылаться на свою юридическую неосведомленность — это не будет принято во внимание, хотя заведомо ясно, что ни один человек не в состоянии познать все действующие в данном обществе правовые нормы и акты. Однако иная посылка была бы здесь крайне опасной.

При этом само собой разумеется, что законы должны быть официально опубликованы, чтобы граждане имели объективную возможность с ними знакомиться и соотносить свое поведение с их требованиями. Древняя мудрость гласит: «Закон не обязывает, если он не обнародован». Институт промульгации (публичное объявление, доведение до всеобщего сведения) закреплен в Конституции РФ (ч. 3 ст. 15).

Презумпция невиновности, согласно которой каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не виновным, пока не будет в установленном порядке доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, кто обвиняет, а не на самом обвиняемом. Данное положение закреплено в международных пактах о правах человека, получило отражение в Конституции РФ (ст. 49).

Презумпции справедливости закона; истинности и обоснованности приговора; ответственности родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми; предположения о том, что фактический владелец вещи является ее собственником, что принадлежность следует за главной вещью; позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится; никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам; специальный закон отменяет действие общего; к невозможному не обязывают; кто не отрицает, признает; не все, что законно, нравственно, и др. Любая презумпция принимается за истину, она действует до тех пор, пока не доказано обратное.

От презумпций необходимо отличать версии и гипотезы, которые тоже представляют собой предположения. Версия — это одно из нескольких предположений, касающихся фактов и обстоятельств конкретного дела. Сфера действия версии ограничена рамками расследуемого преступления. Правда, в общественно-политическом лексиконе слово «версия» нередко употребляется и в более широком смысле.

Гипотеза есть предположение, выдвигаемое в процессе исследования какого-либо явления и требующее теоретического обоснования и проверки практикой. Если презумпция, аккумулируя в себе предшествующий опыт, постоянно находит жизненное подтверждение своей правильности (что, конечно, не исключает случаев несоответствия отдельным ситуациям), то гипотеза с самого начала базируется на строго научных положениях, которые не должны противоречить истинным знаниям в данной области.

Правовые аксиомы определяются как самоочевидные истины, не требующие доказательств. Их значение в том, что они отражают уже установленные и достоверные знания. Это «простейшие юридические суждения эмпирического уровня, сложившиеся в результате многовекового опыта социальных отношений и взаимодействия человека с окружающей средой» (Г.Н. Манов).

Наука опирается на них как на исходные, проверенные жизнью данные. В общей теории права аксиоматических положений много: кто живет по закону, тот никому не вредит; нельзя быть судьей в своем собственном деле; что не запрещено, то разрешено; всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; люди рождаются свободными и равными в правах; закон обратной силы не имеет; несправедливо наказывать дважды за одно и то же правонарушение; да будет выслушана вторая сторона; гнев не оправдывает правонарушения; один свидетель — не свидетель; если обвинение не доказано, обвиняемый оправдан; показания взвешивают, а не считают; тот, кто щадит виновного, наказывает невиновных; правосудие укрепляет государство; власть существует только для добра и др. Все эти аксиомы играют важную регулятивную, прикладную и познавательную роль.

Юридические фикции. Фикция в переводе с латыни — выдумка, вымысел, нечто реально не существующее. В юриспруденции — это особый прием, который заключается в том, что действительность подводится под некую формулу, ей не соответствующую или даже вообще ничего общего с ней не имеющую, чтобы затем из этой формулы сделать определенные выводы. Это необходимо для некоторых практических нужд, поэтому фикции закрепляются в праве. Фикция противостоит истине, но принимается за истину. Фикция никому не вредит. Напротив, она полезна.

Данные явления были хорошо изучены представителями русского правоведения. В советское время они не привлекли особого внимания. Один из видных юристов прошлого, Р. Иеринг, охарактеризовал фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью. технический обман». Фикции широко использовались еще римскими юристами.

В качестве типичного примера фикции из российского законодательства обычно приводится положение о признании лица безвестно отсутствующим, которое гласит: «Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение одного года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года» (ст. 42 ГК РФ).

Аналогичную ситуацию имеет в виду ч. 3 ст. 45 ГК РФ (объявление гражданина умершим), устанавливающая: «Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

З.М. Черниловский отмечает, что смысл юридических фикций выражается вводными словами: «как бы», «как если бы», «допустим». Он приводит любопытный пример взаимосвязи фикции и презумпции из французского права, которое предусматривает, что в случае одновременной гибели мужа и жены в результате авиационной или автомобильной катастрофы муж считается умершим первым, его имущество переходит к жене, а от нее — к ее родственникам.

Презумпция отличается от фикции тем, что в первом случае с большой степенью вероятности предполагается наличие или отсутствие того или иного факта, имеющего юридическое значение, которое в дальнейшем может быть опровергнуто либо считается в силу закона неопровержимым (например, презумпция чести и достоинства), фикция же представляет собой заведомый обман, когда каждому очевидно несоответсвие данного утверждения действительности. Например, признание гражданина умершим является опровержимой презумпцией, поскольку предполагается, что человек, не появляющийся в месте своего жительства более пяти лет, скорее всего, мертв. Однако этот факт может быть опровергнут в случае появления гражданина, признанного умершим. При этом фикцией будет норма о том, что днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Вероятность совпадения дня смерти с днем вступления решения суда в законную силу настолько мала, что является фикцией, т.е. заведомой юридической ложью.

Преюдиция. В переводе с латыни «praejudicialis» означает «относящийся к предыдущему судебному решению» или «налагаемый на основании предыдущего решения», а короче говоря – предрешение.

Под преюдициальностью принято понимать обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по другому делу. В этом случае говорят, что такие факты имеют преюдициальное значение и не подлежат доказыванию (оспариванию). Помимо них нет надобности доказывать обстоятельства, которые признаны судом общеизвестными. Так, если судом установлена ответственность владельца источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления им регрессного иска непосредственному причинителю факты, установленные судебным решением в первом процессе, имеют П. и не подлежат оспариванию.)

Это интересно:  Ст 203 ТК РФ 2019 год

Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение.

Таким образом, презумпции, фикции, аксиомы как бы дополняют собой классические правовые нормы и служат важным подспорьем в регулировании сложных взаимоотношений между людьми. Как мы видели, именно они помогают выходить из наиболее затруднительных ситуаций и коллизий.

В связи с этим указанные разновидности социальных ориентиров, в которых отразился опыт поколений и которые являются составной частью единой нормативной системы любого общества, должны, по нашему мнению, стать предметом более пристального внимания юридической науки и практики. Их следовало бы включить в вузовские программы, лекционные курсы, учебники.

Жизнь бесконечно разнообразна, в ней возникает множество необычных (уникальных) положений, состояний, обстоятельств, на первый взгляд случайных и труднопредсказуемых. Но, как известно, случайности — форма проявления закономерностей. Поэтому их надо изучать.

Студенты-правоведы должны быть готовы к встрече с самыми «замысловатыми сюжетами» действительности, уметь их анализировать, извлекать из парадоксов полезные уроки. Особенно это важно в условиях ломки старых и нарождения новых отношений, когда в наибольшей степени проявляются пробельность и неполнота права.

В таких ситуациях первостепенное значение приобретают правосознание и компетентность тех, кому приходится самостоятельно, а не только по готовым рецептам осмысливать и разрешать конкретные дела, вырабатывать прецеденты, устанавливать истину.

Юридические факты, лежащие в основе конкретных правоотношений, далеко не всегда являются явными и очевидными для всех. Но предположение об их существовании, исходя из определенных наличных фактов, устанавливается законодателем в целях нормального функционирования правовых отношений и действует до тех пор, пока не будет опровергнуто в установленном порядке.

Таким образом, презумпция означает предположение о существовании (или наступлении) каких-либо фактов, событий, обстоятельств. В основе презумпции — повторяемость жизненных ситуаций. Раз нечто систематически происходит, то можно предположить, что при аналогичных условиях оно повторилось или повторится и на этот раз. Такой вывод, конечно, не достоверный, а вероятный.

Следовательно, презумпции носят предположительный, прогностический характер. Тем не менее, они служат важным дополнительным инструментом познания окружающей действительности. Презумпции выступают в качестве средства, помогающего установлению истины. В этом их научная и практическая ценность.

Юридические презумпции определяются в литературе как закрепленные в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов. Эти предположения основаны на связи с реально происходящими процессами и подтверждены предшествующим опытом.

Для возникновения юридических последствий в ряде случаев имеют значение не только сами явления действительности, но и предположения о наступивших фактах — юридические презумпции.

В науке теории государства и права существует материальный и процессуальный подход к определению юридической презумпции.

Первый подход предполагает, что под презумпцией следует понимать юридическую обязанность соответствующих государственных органов и должностных лиц признать презюмируемый факт установленным. Такой вывод о существовании факта как истинного следует из другого юридически значимого факта, доказанного или допускаемого в качестве истинного.

Из этих определений можно вывести существенные признаки презумпции:

  • · презумпция — это юридико-технический способ, используемый в законотворчестве;
  • · презумпция — это всегда вероятное предположение;
  • · юридические презумпции закреплены прямо или косвенно в правовых нормах;
  • · презумпции имеют отношение к наличию или отсутствию определенных обстоятельств, имеющих правовое значение (юридических фактов) и влекущих правовые последствия.

Таким образом, презумпция — юридическое предрешение наличия и истинности определенных фактов.

Метод выведения презумпций — это метод популярной индукции, то есть метод обобщения путем простого перечисления, при этом следует учитывать, что презумпции — это предположения, обладающие той или иной степенью вероятности.

В теории государства и права общепринято деление на опровержимые и неопровержимые презумпции. Однако в нашей системе права любая презумпция может быть опровергнута в общем порядке. В англо-саксонской системе права существует ряд неопровержимых презумпций. Иное дело — порядок опровержения оспоримой презумпции.

Юридические презумпции могут быть закреплены в норме права прямо или косвенно. Прямые презумпции четко и ясно сформулированы в правовой норме и не требуют дополнительного толкования. О наличии же косвенной презумпции можно сделать вывод, лишь подвергнув ту или иную норму грамматическому и логическому толкованию.

Еще одно основание для классификации юридических презумпций — применение их в процессуальных и материальных правоотношениях. Чисто материальную презумпцию найти сложно (обычно так называют презумпцию возмездности договора в гражданском праве, отцовства — в семейном).

Выделяют презумпции общеправовые или презумпции — принципы, межотраслевые (добропорядочности граждан) и отраслевые.

В английском и американском праве учение о презумпциях тесно связано с учением о бремени доказывания, при этом презумпции подразделяются на три вида:

  • 1) несомненные — презумпции, установленные законом и не допускающие оспаривания, то есть безусловное заключение, установленное законом. Они называются несомненными потому, что доказательства для их опровержения не допускаются. Например, согласно Акту о детях и несовершеннолетних 1933 года, дети моложе 8 лет не могут быть виновны в совершении каких — либо преступлений, и эта презумпция не может быть подвергнута сомнению;
  • 2) оспоримые — выводы, заключения в отношении фактов, которые право допускает существующими до тех пор, пока не доказано обратное. Так, в английском праве предполагается, что дети между 8 и 14 годами являются невиновными в совершении преступления. Однако могут быть представлены доказательства, подтверждающие преступное намерение;
  • 3) презумпции факта — заключения о фактах, о поведении людей, основанные на естественном ходе событий. Эти презумпции в английской юридической литературе подразделяют на сильные — изменяющие бремя доказывания, и слабые — не меняющие бремени доказывания.

В англо — саксонской юридической доктрине имелись предложения и другой классификации доказательственных презумпций. Например, доктринальный юрист А. Деннинг делил презумпции на временные, предварительные, принудительные и несомненные.

Если закон возлагает на сторону бремя доказывания определенного факта, подлежащего определению, то она должна доказать этот факт, в противном случае она проиграет дело. Относящиеся к решению факты часто превращаются в презумпции в том смысле, что на их основании могут быть сделаны заключения о фактах, подлежащих решению. Но это не обязательно для суда, который может отказаться до окончания дела признать факт установленным и предложить противной стороне представить доказательства.

Принудительные презумпции отличаются тем, что суд в силу закона обязан считать презюмируемый факт установленным, пока не доказано обратное (законность рождения ребенка во время брака его родителей; при одновременной смерти нескольких лиц признание пережившим более молодого).

Наиболее характерна презумпция знания закона (правознакомства). Априори предполагается, что каждый член общества знает (или, по крайней мере, должен знать) законы своей страны. Незнание закона не освобождает никого от ответственности за его нарушение. Во всех правовых системах исходят из того, что гражданин не может в качестве оправдания ссылаться на свою юридическую неосведомленность — это не будет принято во внимание, хотя заведомо ясно, что ни один человек не в состоянии познать все действующие в данном обществе правовые нормы и акты. Однако иная посылка была бы здесь крайне опасной.

Презумпция правомерности предполагает правомерность поведения и заключения сделок. Предполагается, что каждый участник сделки действует согласно установленному гражданским законодательством порядку. Данная презумпция касается только осуществления прав (не обязанностей) и может применяться, скорее, к договорам услуг (управления, комиссии, поручения), в которых сторона наделяется определенными правами, однако должна исполнять их добросовестно и разумно.

Презумпция достоверности информации устанавливают оценку соответствия фактам такого специального объекта гражданских прав, как информация. Закон предполагает, что информация, предоставляемая должностным, служебным лицом при выполнении им своих служебных обязанностей, а также информация, содержащаяся в официальных источниках, считается достоверной.

Презумпция авторства предполагает, что первичным субъектом авторского права является автор произведения. При отсутствии доказательств иного автором произведения считается физическое лицо, указанное обычным образом как автор на оригинале или экземпляре произведения (презумпция авторства).

Презумпции согласия предполагают наличие согласия третьего лица, необходимое для совершения сделки, в том случае даже если фактически такое согласие не высказывалось, то есть согласие, выраженное молчанием.

Презумпции факта предполагают наличие определенного юридического факта, если иное не установлено договором или законом.

Презумпции виновности — основополагающие гражданско-правовые оспоримые презумпции, которые также называют доказательственными презумпциями, поскольку они предполагают наличие вины и определяют сторону, которая несет бремя доказывания невиновности. Юридический словарь под ред. А.Б. Барихина. — М.: Лань, 2007. — 482с.

Самой знаменитой является презумпция невиновности. Эта презумпция действует в уголовном праве — каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившем в законную силу приговором суда. При этом обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность — его вину должен доказать обвинитель. Презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе закреплена в статье 49 Конституции Российской Федерации.

От презумпций необходимо отличать версии и гипотезы, которые тоже представляют собой предположения. Версия — это одно из нескольких предположений, касающихся фактов и обстоятельств конкретного дела. Сфера действия версии ограничена рамками расследуемого преступления. В общественно-политическом лексиконе слово «версия» нередко употребляется и в более широком смысле.

Гипотеза есть предположение, выдвигаемое в процессе исследования какого-либо явления и требующее теоретического обоснования и проверки практикой. Если презумпция, аккумулируя в себе предшествующий опыт, постоянно находит жизненное подтверждение своей правильности (что, конечно, не исключает случаев несоответствия отдельным ситуациям), то гипотеза с самого начала базируется на строго научных положениях, которые не должны противоречить истинным знаниям в данной области.

Таким образом, юридическая презумпция — это предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом.

Статья написана по материалам сайтов: jurkom74.ru, infopedia.su, helpiks.org, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector